Единый телефон: 8 (846) 202-88-66

Хочу, чтобы врачей уважали

Колесников на сцене

Есть люди, о которых мы думаем, что у них все получается и везет по жизни. А что стоит за этим «везет» - образ мыслей, стиль жизни, труд, отношение к окружающим людям... Об этом мы решили узнать из интервью с человеком, который показал, чего может в нашей стране добиться обычный врач. Или все-таки необычный? Наш разговор — с Андреем Колесниковым, основателем  медицинского центра «Самарская школа ультразвука».

Андрей, ты врачом мечтал стать с детства?

В детстве... Я помечтать не успел — мама сказала быть врачом. А маме такая мысль в голову пришла потому, что мама врачом не была. Ведь в Советском Союзе все, кто не был врачом, считали, что врачи — это особые люди. Они тогда были в белых халатах и их очень уважали. Мы сейчас уже и не помним, как тогда уважали врачей...

Наш мединститут в этом не разочаровал?

Нет, совсем нет. Из 11 человек нашей группы все сейчас работают врачами. И все очень хорошие врачи: кардиолог, скорая помощь, терапевт, кистевой хирург, невролог... Учили тогда хорошо.

А распределение в то время еще было?

Да, я после выпуска три года проработал в Алексеевском районе за Нефтегорском — на самом краю области. Я с таким удовольствием вспоминаю эти годы — степи, просторы, напитки местного производства... Меня поставили заведовать отделением терапии — все молодые, веселые, до сих пор дружим с некоторыми врачами, с которыми тогда познакомились. В селе, конечно, что только ни делали: роды принимали, раны зашивали, детей откачивали, на выезды ездили по разбитым дорогам. Я даже жалею, что сейчас отменили распределение — в плане опыта хорошая тема была.

Заглянуть внутрь

А как же появилась тема ультразвуковой диагностики? Это же вообще тогда была... экзотика?

Когда пришло время возвращаться в город, как раз создавался диагностический центр. И мой знакомый по институту спросил: «Пойдешь учиться?» Я поехал в Москву — понравилось. Мне кажется, молодым вообще все нравится. Мне даже Москва понравилась. И аппаратики тогда смешные были — с маленькими-маленькими экранчиками.

А когда в Самаре уже стал по специальности работать... нас тогда на весь город едва ли десяток врачей-узистов было, по пальцам пересчитать... Мне позвонил знакомый из Риги, с которым в Москве учились — мы тогда в общаге какой-то жили, народ был со всего Союза: из Иркутска, из Улан-Удэ, из Барнаула... Так вот, парень из Риги сообщил, что в Германии будет конференция по УЗ-диагностике, предложил съездить. К тому времени я уже понял, что знаю немецкий — все-таки спецшколу закончил. Я тогда приложил усилия, сделал себе визу через спорткомитет в Москве, сам списался по телетайпу с организаторами Берлинского форума.

Телетайп — это такие ленточки, на которые буковки набивают, как раньше телеграммы отправляли и клеили бумажные полосочки?

Да, точно, сейчас уже страшно вспомнить! Вот я и получил приглашение, билеты купил, руководство поддержало, полетел... Там уже познакомился с немецким профессором и потом уже много раз ездил туда повышать квалификацию, учиться. Это здорово помогло: у них и оборудование лучше, и знания глубже. Профессор предлагал тогда оставаться в Германии, но я не согласился: к себе, говорю, поеду.

Это был патриотизм?

Нет, инстинкт самосохранения. У нас ведь немного превратное представление о загранице: что там у них счастье само в руки валится. А я видел, как они работают: в 7:15 планерка и до 23:00 в больнице. Я так не выдержу, у меня другая генетика... Я и у нас врачом стал успешным, востребованным, высокооплачиваемым. Ультразвуковая диагностика — это не та отрасль, где можно заработать бешеные деньги. Но приличные — можно, тут все очень от опыта твоего зависит.

Ну и интересно было работать - интересно с помощью аппарата заглянуть внутрь, посмотреть, не разрезая человека, как там внутри устроено. В компьютерной томографии сканирует аппарат, а здесь ты сам рукой водишь, от твоего мастерства все зависит. Два врача на одном и том же аппарате могут что-то увидеть, а что-то не увидеть — квалификация тут очень важна. Или увидят, но по-разному могут  трактовать. Анатомию очень хорошо надо знать — это я еще в Германии понял, когда учился.

Старая школа в новое время

Слушай, ну как же так: успешный востребованный врач, интересная работа — почему ты вдруг решил уйти в бизнес?

Понимаешь, вокруг всегда есть люди, которые тебе не нравятся. А ты расстаться с ними не можешь, ты каждый день вынужден их видеть. Более того, некоторые из них даже имеют право тобой командовать. Можно, конечно, смириться. Или уволиться, пойти в другое место — но там по-другому вряд ли будет. Вот я и подумал, что частный бизнес даст мне возможность, право формировать свое окружение. Без потери денег. Сейчас я прихожу на работу — и вокруг меня приятные мне, мною же подобранные люди. Люди, с которыми хочется работать, встречаться, делать общее дело

Насколько это был рискованный шаг?

Настолько, что если бы я тогда знал, как сильно я рискую — наверное, я бы и не стал этого делать... Но бизнес без риска невозможен. Ведь риск — это ответственность. Причем если только по поводу себя — это не риск. Ответственность за других людей — вот это риск, когда говоришь: я за них отвечаю. Я с удивлением обнаружил, что к этому тоже привыкаешь — я привык брать на себя ответственность: за счет того, что был врачом, был заведующим...

А сейчас ты врачом себя уже больше не считаешь?

Сейчас я все-таки больше организатор — организация очень много сил отнимает. И как бывший врач УЗИ я знаю, что нужно врачам, чтобы они были успешными: чтобы не дергали и дали время заниматься пациентом. В государственном здравоохранении очень много бумажной волокиты. А тут я в состоянии сделать так, чтобы врач ничем, кроме своей работы не занимался. Фактически, мы сейчас на уровне государства теряем все драгоценные наработки старой медицинской школы, которая была направлена на то, чтобы пациента выслушать, поговорить с ним. Сейчас врачи бумажки пишут — этого требует система ОМС, с которой мы принципиально не работаем: как я ни пытался в ней разобраться, все равно для меня эта тема мутная. А раньше врач с больным общался, пальчиками стучал... И я не первый год наблюдаю, что в нашей клинике наиболее успешны врачи именно старой школы — те, кому не лень общаться с людьми.

Когда я уходил из медицины, еще ОМС даже не было. Мы тогда лечили не по протоколу, а исходя из своих знаний, из того, что мы видели, мы брали ответственность за свои решения. Сейчас лечат по алгоритмам и правилам. Но медицина, с одной стороны, конечно - наука консервативная, а с другой — это же искусство, там возможно творчество, потому что одну и ту же болезнь два разных врача могут лечить по-разному — и оба успешно!

А вы как-то себе в клинику специально отбираете людей? Есть какие-то принципы?

Да, есть. Чтоб характер был... человеческий. Мы хотим сделать так, чтобы людям было комфортно работать, чтобы коллектив был — это тоже принципы старой школы. И если какой-то человек, тихо сидя в углу, начинает тянуть на себя — мы закрываем глаза и на финансовые успехи, и на медицинские заслуги.

Ну и, конечно, опыт. УЗД — метод, где он очень нужен, и опыт этот быстро не наработаешь. Поэтому мы берем только с опытом — у нас не то место, где учатся.

Оправдывает себя такой подход?

Оправдывает - судя по тому, что количество врачей и кабинетов у нас увеличивается. У нас были люди — очень немного, которые от нас уходили — а потом возвращались. Мы честно работаем, с белой зарплатой, с белыми налогами, все официально, врачи сами знают, сколько они заработают, верхнего потолка не бывает. Знаешь, я очень хочу сделать так, чтобы врачей уважали, как раньше...

Бизнес — это магия

Андрей, по статистике 9 из 10 бизнесов в России закрываются в течение года. Вы существуете... с прошлого века — еще с того времени, когда только-только разрешили капитализм. Ты наверняка знаешь не только секреты успешного бизнеса вообще, но и секреты бизнеса в России?

Я знаю только одно — никто не знает, что на самом деле приводит к успеху. Это магия. Люди делают шаги, которые они считают правильными — и они приводят к результатам. А иногда они делают шаги, которые считают правильными — и они не приводят к результату. У тебя один бизнес успешен, ты открываешь второй — и он проваливается. Причинно-следственные связи в бизнесе — это отдельная тема. Но делать все равно надо. Надо шевелиться, считать, развиваться. Если  ничего не делать — ничего и не получится. Надо пробовать.

Мы собираем каждое утро планерку. Раньше мы обменивались мнениями, подводили какую-то статистику... Сейчас мне просто приятно на смотреть на тех людей, которые у меня работают. Собрались, пообщались, я их подбодрил — вот и все. Они вдохновились, пошли трудиться дальше.

Выходит, ты волшебник?

Нет, волшебство — оно там, наверху, просто чуть-чуть нас коснулось. Оно всех может коснуться. У меня главная часть успеха заключается в том, что я с женой угадал. Вторая часть успеха — уделять внимание людям, которые рядом с тобой. Лучше с хорошими людьми заработать мало, чем с плохими много. К тому же с хорошими заработать гораздо проще.

Вторая жизнь Андрея Колесникова

Есть люди, которые и не знают, что бард Колесников — врач и бизнесмен. А есть те, кто не подозревают, что он еще и оперный композитор. Как это, Андрей, получилось, что ты написал оперу, которая с успехом сейчас идет в нашем театре?

Да все просто. Жена моего знакомого работала в театре Оперы и балета, ей попались мои песни на диске, послушала — понравилось. Позвонили, спросили: «Можешь песню написать?» А я нот не знаю! «Да ты напиши — мы сами на ноты положим...» Это был для меня интересный вызов. Я попал внутрь оперного театра — а там этажей немерено, человек двадцать сидят, сценарий читают... Прочитали сказку — вот тут надо песню написать. Написал, отдал — приняли...

Я вообще считаю, что пение — лучшее лечение. Там же вибрации какие идут — они же все полезные! Поэтому пою я всю жизнь. Первое стихотворение свое я сочинил, когда мне было 3 или 4 года:

Бабушку родную в обиду я не дам:

и никакому зверю, и никаким врагам!

В школе я потоком сочинял стихотворения и разные песни хулиганские. Первый свой мюзикл я написал в 21 год. Видно, Бог дал способности писать, за что ему спасибо.

Еще способность руководить — это уже привычкой стало, способность брать ответственность — тоже привычка.

Беседовала Дарья Марченко

Другие статьи
Наверх
powered by

Подпишитесь на наши новости